Ножевая энциклопедия
О ПРОЕКТЕ | ПРОИЗВОДИТЕЛИ | СТАТЬИ О НОЖАХ | ВЫСТАВКА «КЛИНОК» | НОВОСТИ
-> ->

Пробуждение ножа

Косые длинные лучи вечернего солнца, не желающего летом сваливаться за горизонт в северных широтах, мягко перемещались по комнате, окрашивая интерьер в розовое. Достигнув того места в кабинете, куда усталое светило заглядывало только в июле, пастельный луч неожиданно дал крохотный блик, улетевший пятном на белый потолок.

Если бы НОЖ мог думать как человек, он бы обрадовался редкому лучику. Но он просто ухватил крохотное количество энергии, поступившей на фотоэлементное напыление болтов, и бережно спрятал ее вглубь ирридиевого аккумулятора.

Нож "Ностромо" лежал точно на стыке двух панелей гигантской стойки домашнего кинотеатра, сверху и чуть сбоку от плазменного монитора. Стык был небольшой, еле заметная глазу щель. Хотя панели лежали достаточно ровно, небольшой перепад высот был. И этого перепада вполне хватало для того, чтобы система стабилизации ножа "Steady Alert" вычислила разницу, а бортовой компьютер дал команду левому нижнему выступу комплекса "Side Fix" на стабилизацию. Выступающий наплыв плавно выполз из гнезда плашки и приподнял одну сторону "Ностромо" ровно так, чтобы изделие находилось на абсолютной параллели с горизонтом. В общем-то, идеальная "стабилизация покоя" была не критична, но именно в таком положении наиболее эффективно работала антенна ножа. Простой "волновой канал", металлической матрицей встроенный в правую, управляющую панель рукоятки. Процессор внимательно следил за расходом энергии, временем настройки и экономичностью сеансов собственного радиомодема.

Модем ножа, получив команду, включился, отправив запрос на домашний сервер, находившийся в дальней комнате, и тут же выключился, чтобы активизироваться вновь, через минуту. "Ностромо" очень дорожил своим энергоресурсом...

Сервер, уловив маломощный сигнал, милостиво отвлек часть своего мощнейшего машинного мозга на обработку вновь полученной задачи. Он подключил один из множества дополнительных каналов и мощным импульсом послал пакетированный запрос в Ростов, на сайт головного офиса компании "Скиф knives", которая и произвела в прошлом году очередную версию тактического городского ножа девятой серии. Модель 950 в исполнении "варио", с коммерческим названием "Ностромо". Еще год назад этот нож красовался на глянцевых обложках специализированных таблоидов как "откровение сезона". Но сейчас на первых страницах гордо возлежали две новые разработки фирмы... Нож не обиделся. Он не умел этого делать.

Сигнал промчался по оптическому волокну, взлетел к спутнику связи, и, оттолкнувшись от него невидимой молнией, воткнулся в параболу антенны на крыше небоскреба "Скиф knives", стоявшего в центре мегаполиса. Обработанный сигнал ответа прибыл на домашний сервер как раз в то время, когда модем ножа проснулся снова, чтобы принять информацию. В случае любой задержки сервер послал бы к ножу предупреждение с указанием времени гарантированной передачи. Мощный и мудрый процессор домашнего компьютера жалел малыша - крошечного собрата по машинному разуму. Они давно обо всем договорились. В полученной информации не было ничего нового и интересного. Если бы нож мог думать как человек, он бы расстроился. Ни новых драйверов, ни новых рекомендаций по обслуживанию, ни новых версий и релизов управляющей программы. Он не знал, что в скором времени ему отошлют и новую программу, и новый драйвер управления выбросом. Нож просто жил и всегда надеялся только на себя. Так его учили.

Его очень хорошо учили сберегать энергию. И забирать ее из любых доступных источников. Особо удачными были минуты, когда Хозяин, находясь в офисе, крутил "Ностромо", тренируя руку в перехватах и переводах, была у него такая привычка... Это очень нравилось ножу! Его сверхплоский маятник плавно колебался, вырабатывая крохи энергии, а аккумулятор исправно сохранял переработанное движение хозяйской руки, впрочем, как и ее редкое тепло. Еще более удачными были моменты, когда Хозяин открывал и закрывал лезвие, при отключенной системе автоматического выброса. Он любил старый добрый "аксис". Потому сразу после покупки он запрограммировал с помощью прилагающегося диска свой новый нож на приоритетную активизацию автоматики только в том случае, когда "Ностромо" лежал вдали от хозяина. На полке, например.

Едва нож попадал в карман, о чем клипса немедленно сообщала процессору, автоматика отключалась, и нож открывался одной рукой, торцевой шайбой обуха. Хозяин не доверял кнопке выброса, спрятанной в одежде. Впрочем, так поступали многие опытные владельцы таких ножей.

А Хозяин был опытен! Нож знал это из инсталлированной программы управления. Опыт не был конкретизирован фактами необычной, полной приключениями жизни. А их было предостаточно. Приключений в тех диких краях, где почтовый самолет Ан-3 или "Бич-Бонанза" видят всего раз в месяц, а выгоревшие парусиновые штаны - не символ сытой праздности, а просто часть рабочего костюма... "Ностромо" мог бы гордиться своим владельцем. Это точно. Конечно, если бы он мог думать как человек.

Но нож был уведомлен, что Хозяин - ножевик со стажем. Потому он и модель выбрал ту, что создатели назвали именно так и именно для таких людей.

"NOSTROMO" - от итальянского слова "ностромо" - "наш человек"! Необычное название ножа анаграммирует слово MONSTR. Именно таким образом понятие "наш, свой" создатели этой модели противопоставили "чужому". Монстру, который, возможно, попытается напасть, и, как водится, в самый неподходящий момент.

"NOSTROMO" - знаменитый роман польского гения Джозефа Конрада, где герои оказываются в некой нравственной изоляции, в мечтательном одиночестве. А именно это нередко и ощущает истинный "фанатик хорошего ножа". Тоскливое одиночество в поле непонимания и неприятия других людей, не понимающих СУТИ КЛИНКА... Одиночество необычного человека среди бесстрастного универсума.

Однако и опыт иногда не спасал от порезов. Такое уже было, и не раз. Неизбежная статистика ножевой жизни. Каждый раз "Ностромо" жалел бы Хозяина, если бы мог думать как человек. Но модель предусматривала и такое, а комплекс "СПАС" в варианте "парамедик", разработанный в Москве, оба раза сработал надежно и уверенно. Еще в самом начале своей жизни, повинуясь кодированной последовательности нажатий на выступы рукоятки, нож впитал сенсорами частички пота хозяйской руки. Он запомнил, таким образом, генетический код Хозяина. С тех пор "Ностромо" подчинялся только ему. Его и защищал, в том числе и от своего же лезвия. В апреле, в заброшенной избушке, среди залитых весенним солнцем предгорий, когда уставший после восхождения владелец неудачно задел ладонью лезвие ножа, сенсорные зоны спусков моментально определили предмет реза! И тогда, повинуясь воле сервопривода, лезвие из аморфного сплава Cowry X чуть втянулось в узкий провал ламинирующих накладок голубой японской стали. Все произошло практически мгновенно, и последние сантиметры фактически уже не резали плотную мозолистую кожу. "Парамедик" исправно среагировал на инцидент, и его контейнер в навершии выдавил дозированную каплю заживляющего геля, которым человек не замедлил воспользоваться...

В тот день Хозяин правил "Ностромо" особенно тщательно, весело вспоминая неизвестные большинству людей приговорки о нелегкой жизни ножей, а иногда даже останавливался, вслух вспоминая удивительные факты своей бурной юности. Удивлялся на собственное былое и правил дальше.

Эта модель точилась и правилась при включенном гидростопе. Ножи седьмой серии, с имплантированным в клинок лезвием из карбида циркония не прижились у Хозяина. Он любил медитировать, ласково правя любимый нож, он дорожил этими минутами и ощущениями древней мужской правды. Хозяин бережно вел спуск по шершавой поверхности камня-новакулита, уверенной рукой держа точный угол, и тихо разговаривал. А нож внимательно слушал невероятные истории, постоянно опознавая знакомые тембры и исправно подставляя матовые бока под черный "арканзас". Он бы и замок открыл от удивления, если бы мог думать как человек!

Ситуаций боевого применения в жизни "Ностромо" еще не было. Скорее всего, их и не будет, Хозяин просто не допустит такого развития событий. Но прогноз - не ножевое дело! Задача "Ностромо" была проста, - находиться в постоянной готовности к действию, в том числе и к экстремальному. И он был готов. Всегда.

Полярное солнце протянуло луч дальше, и розовый свет растворился на дальней стене комнаты, увешанной картинами и диковинными артефактами, привезенными издалека. Кабинет погрузился в сумрак. Пол чуть задрожал, и "Ностромо" уловил легкую вибрацию шагов приближающегося к двери человека. Антенна выплеснула экстренный запрос на сервер, модем ждал команды или дополнительной информации. Сервер пока молчал. Дверь медленно открылась, щелкнула клавиша выключателя верхнего освещения. Поступивший на фотоэлементы мощный поток фотонов подстегнул драйверы-шнеллеры. Одновременно аэросенсор захватил частицы вздрогнувшего воздуха и быстро выделил элемент генокода Хозяина. С этого мгновения программа "Full Alert" заработала по полной схеме. Началась активизация системы автоматического выброса клинка. Кнопка старта чуть выдвинулась, плунжер гидропривода вздрогнул, загоняя пленку смазки в узлы и шарниры. Рельефные выступы комплекса "Side Fix" вышли по схеме, наиболее благоприятной возможному в таком положении хвату. Шаги стихли, и рука взяла нож. Сенсоры рукоятки сразу же впитали частицы пота, отослав итоги анализа в компьютер "Ностромо". Ядро процессора опалило облаком взбесившихся электронов, решающих невероятно сложную задачу, ибо одновременно с этим модем ножа получил пакет от домашнего сервера.

Сложив все, процессор на миг захлебнулся.

Нож сошел бы с ума, если бы он мог думать как человек!

Это был не Хозяин! Похож генетически, но не он.

Пятилетний сынишка Хозяина, влекомый, как магнитом, в чудесный кабинет своего отца, с немудреной детской хитростью выждав, пока папа не заберется в любимую сауну, ухватил предмет своего тайного обожания - настоящий, "взрослый" тактический нож! Маленький пальчик лег на кнопку выброса. Бортовой компьютер уже понял, что не успевает включить блокировку автоматики, гидравлика изделия просто опаздывала, медленно реагируя на экстренную команду драйвера. Палец нажал кнопку.

Давление передалось на привод на несколько наносекунд позже того, как процессор все-таки смог выработать возможный алгоритм действий. Команда прошла.Включился аварийный элемент питания. Модем послал предупреждающий сигнал старшему брату.

Пальчик ребенка настойчиво топил шершавую поверхность сантропрена кнопки в глубину пластины. Нож взлетел вверх, твердо сжатый маленькой мальчишеской рукой. Звонко лязгнул клац выброса, синтезированный мембраной программы "Малыш".

Расположенные по обе стороны пяты клинка торцевые дюзы лазера полыхнули, выбросив вперед и вверх когерентные лучи оптического диапазона. И они столкнулись точно в расчетных позициях, объемно прорисовав в пространстве голубоватый, мерцающий узором древнего булата клинок "Ностромо"!

Радостно закричав, ребенок побежал по комнате, победно размахивая этим великолепным, взаправдашним мужским ножом.

Голографический клинок "Ностро-мо" грозно летел в пространстве, милостиво пропуская сквозь себя молекулы воздуха, все его волны, пылинки и запахи. Пусть живут.

"Сегодня мы не будем ничего и никого резать.".

"СЕГОДНЯ МЫ БУДЕМ ПРОСТО ИГРАТЬ В ИНДЕЙЦЕВ!".

Так бы подумал этот славный настоящий нож настоящего мужчины. Если бы НОЖ мог думать... как человек.

Денисов Вадим



Комментарии пользователей

Комментарий
Введите код подтверждения


О ПРОЕКТЕ ПРОИЗВОДИТЕЛИ СТАТЬИ О НОЖАХ НОВОСТИ КАРТА САЙТА
KnifeLib.ru © 2010 | Энциклопедия ножевого дела

Rambler's Top100 Rambler's Top100